Центральный Буридан России

Президент России в декабре 2016 года дал поручение правительству и Банку России представить к 1 марта 2017 года предложения по снижению закредитованности граждан. Промежуточным результатом работы Банка России (внятное мнение правительства не появилось) стал ряд документов:
— консультативный доклад «Об оценке рисков заемщиков — физических лиц на основе показателей долговой нагрузки»;
— концепция расчета показателя долговой нагрузки;
— консультационный доклад «О стратегии развития рынка бюро кредитных историй».
Почему именно эти документы были разработаны для выполнения поручения? Первые два документа — это, собственно, и есть попытка ограничить кредитование финансовыми институтами тех граждан, которые уже взяли на себя значительные обязательства. Третий документ — «про бюро кредитных историй» — это поиск данных для расчета «обязательства» в коэффициенте показателя закредитованности «обязательства/доход». Традиционно в мире ограничение кредитования («закредитовывания») осуществляется через расчет такого коэффициента, и здесь главное — определиться:
— рассчитывать показатели за месяц (очередные платежи к получке и авансу). То есть коэффициент PTI (payment to incom);
— рассчитывать показатели за год (все долги к ежегодному доходу). Коэффициент DTI (debt to income).
В любом случае вам нужно знать доход заемщика и его обязательства. К сожалению, доход заемщика (знаменатель дроби) можно получить или с его слов (никакого доверия в таком вопросе «на честное слово» быть не может), или из государственных органов (ФНС или ПФР). Поскольку в нашей стране каждый государственный орган привык решать только свои собственные задачи, то Банку России никто их них не захотел помогать. Потому Банк России и не стал решать задачу получения информации о доходе, обратив все силы на поиск данных по совокупным обязательствам. Данные о доходе были оставлены на усмотрение кредитора, лишь бы было два подтверждения («прокатят» слова заемщика и статистические оценки дохода заемщика указанной профессии в этом регионе). Впрочем, как мы с вами понимаем, результат деления «ерунды» на идеально точно рассчитанный показатель — это опять ерунда (уже без кавычек).
Искать совокупные обязательства Банку России долго не пришлось. Они уже десять лет как лежат аккуратно собранные в бюро кредитных историй. Осталась, впрочем, еще одна задача: собрать их для кредитора из различных БКИ, убрать дублирование. Консультативный доклад предложил пять вариантов расчета обязательств:
Вариант 1. Расчет на базе 3—4 крупнейших бюро кредитных историй. То есть каждое БКИ будет обязано, получив запрос от клиента на выдачу кредитного отчета, запросить у оставшихся двух или трех БКИ информацию о совокупной задолженности субъекта кредитной истории с указанием уникальных номеров обязательств. Далее оно суммирует полученные данные со своими и выдает показатель PTI (ежемесячные платежи к доходу за месяц) потенциальному кредитору. Очень простая схема — достаточно лишь разрешить обмен минимальной информацией необходимой для расчета PTI БКИ и установить для них единый формат обмена данными. Мелкие БКИ будут обязаны снабжать крупные информацией из своих баз данных.
Вариант 2. Расчет на базе независимого интегратора сведений о долговой нагрузке. Его предлагало создать одно из БКИ. Достоинства этого варианта лишь в том, что мало кому можно объяснить выгоду распределенной базы данных и легко всем — пользу от концентрации данных (или власти) в одних руках.
Вариант 3. То же самое, что и вариант 1. Отличия — в деталях: информация из мелких БКИ не передается в крупные.
Вариант 4. Создание БКИ в Банке России.
Вариант 5. Сделать из Центрального каталога кредитных историй Банка России (хранит информацию о том, в каком БКИ хранится кредитная история субъекта кредитной истории) «резервную копию» всех кредитных историй из всех БКИ в целях расчета коэффициента закредитованности. А заодно найти применение не востребованному институту.
Все эти варианты были выработаны на совещаниях в Банке России. Многократно обсуждены в ходе мозговых штурмов с участием всех заинтересованных сторон: кредиторов, активных БКИ и самого регулятора. Казалось бы, надо радоваться прозрачности принятия решений в Банке России: подумали, обсудили… но не приняли решения. Казалось, что нерешительность регулятора (год уже обсуждают), происходит из-за того, что регулирование рынка БКИ — новая тема для первого заместителя председателя ЦБ Ксении Юдаевой.
В декабре 2017 года ничто не предвещало сюрприза. Опять было собрано совещание у Ксении Юдаевой для обсуждения выбора варианта расчета совокупных обязательств. Опять была показана презентация с пятью вариантами выбора. А вот на экране и причина нерешительности руководителя совещания — шестой вариант расчета. О нем участники совещания узнали прямо на совещании.
Сбербанк России совместно со своим дочерним БКИ ОКБ предложил шестой вариант расчета обязательств. Банк или ОКБ бесплатно разрабатывает программное обеспечение (далее — ПО) и распространяет его среди всех (порядка 2,5 тыс.) кредиторов бесплатно. Да, бесплатно, именно так было заявлено на совещании у регулятора. Это ПО дает возможность кредитору обратиться в крупнейшие БКИ и получить от них расчет задолженности заемщика по каждому конкретному бюро. Далее это ПО, установленное у кредитора, объединяет данные полученные из различных БКИ и показывает кредитору совокупную задолженность потенциального заемщика.
По сравнению с первым вариантом конструкция усложняется многократно — не 3—4 БКИ договорились о форматах, и система заработала. А две с половиной тысячи кредиторов настроили новое ПО, а после опять настроили ПО и т. д. Понятно, что 2,5 тыс. кредиторов — это не три БКИ, настроить ПО будет крайне сложно. С уровнем доверия к ПО, устанавливаемому одним из БКИ на высоко конкурентном рынке, тоже возникают вопросы.
К сожалению, в информации, предоставленной Банку России, инициатором шестого варианта, ложно утверждается, что типичный кредитор уже работает с четырьмя БКИ и якобы для него не составит труда запустить это ПО. Конечно, это не так. На практике редко если кредитор работает с тремя БКИ, а чаще — с одним-двумя. Шестой вариант прямо предлагает обязать всех кредиторов (вспомним, что их порядка 2.5 тыс.) заключить договоры со всеми крупнейшими БКИ.
Почему «шестой вариант» появился? Дело в том, что, несмотря на потенциально ценную базу, основанную большей частью на данных одного, пусть и крупнейшего банка, БКИ ОКБ постоянно упускает свой шанс стать крупнейшим — по охвату рынка. Вариант 1 или 3 — это простая для реализации конструкция, которая грозит обесценить контракт с крупнейшим кредитором и выдвинуть на первое место возможности сети «по сбыту» кредитных отчетов. И еще: в случае реализации варианта 1 или 3 в БКИ, куда пришел клиент (банк или МФО), будет попадать и там оставаться ценная «выжимка» из кредитного отчета — размер задолженности. Фактически именно ради этой информации в БКИ обращается кредитор. И, основываясь на этой информации, можно будет в дальнейшем оценить закредитованность заемщиков самого большого банка в России, даже не обращаясь в его БКИ.
…Следующим местом работы «среднестатистического» зампреда Банка России обычно становится крупный государственный банк. Из последних историй — ВТБ для одного из бывших руководителей надзорного блока. А Ксении Юдаевой надо уже сегодня сделать сложный выбор. Простая система обмена информацией между крупнейшими БКИ или работа с каждым кредитором с еще не написанным программным продуктом? Выполнение поручения президента или реализация мнения одного крупного участника, а по существу — уклонение от выполнения задачи?
Впрочем, в процессе исполнения указанного поручения президента России уже был сделан странный выбор: займы микрофинансовых компаний до 7 тыс. рублей (а это более половины займов МФО) не учитываются в расчете показателя, характеризующего уровень закредитованности. А ведь, по данным МФО, именно люди с низким доходом являются основными получателями малых займов. И именно у них последние годы, по данным БКИ, наблюдается рост показателя закредитованности. То есть из-под действия поручения президента выведены самые пострадавшие от неразумного кредитования люди. Почему? Потому что у регуляторов микрофинансового рынка в Банке России в качестве KPI установлен рост рынка, а не баланс интересов участников и граждан.
Сейчас Банк России рассылает по участникам финансового рынка анкету для оценки того, какой вариант расчета (первый или шестой) им выбрать. Отдельным письмом директора департамента Банка России был разослан шестой вариант. Как вы думаете, догадаются участники голосования сделать правильный выбор?
Все-таки интересно, какой KPI у зампреда Банка России?
Источник: Борис Воронин, директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств.
Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect. clicking on ".mobile-menu-biblioteka-footer" toggles class "show" on ".block-menu-biblioteka" clicking on ".menu-top-menu-container li:nth-child(1)" toggles class "show" on ".menu-biblioteka" clicking on ".menu-top-menu-container li:nth-last-child(1)" toggles class "show" on ".menu-biblioteka"
Сервис обратного звонка RedConnect